Профессия — Хирург

Людей в белых халатах в нашей стране всегда глубоко уважали. Конкурс в медицинские вузы на протяжении десятков лет был и остается одним из самых высоких. И хотя окружающий мир сильно изменился, профессия врача по-прежнему привлекает молодых и талантливых. Об этом свидетельствуют и редакционная почта, и вопросы, с которыми обращается к префекту молодежь округа, и тот неизменный интерес, с которым встречаются публикации на медицинскую темуЛюдей в белых халатах в нашей стране всегда глубоко уважали. Конкурс в медицинские вузы на протяжении десятков лет был и остается одним из самых высоких. И хотя окружающий мир сильно изменился, профессия врача по-прежнему привлекает молодых и талантливых. Об этом свидетельствуют и редакционная почта, и вопросы, с которыми обращается к префекту молодежь округа, и тот неизменный интерес, с которым встречаются публикации на медицинскую тему

В ЮАО расположено одно из самых уважаемых медицинских учреждений столицы – Институт хирургии им. А.В. Вишневского. Здесь оказывается помощь при самых различных заболеваниях — сердца, сосудов, органов грудной и брюшной полости, ожогах и их последствиях, выполняются пластические операции. С момента основания института в 1945 году и до наших дней им руководят выдающиеся ученые, чьи труды известны во всем мире и составляют гордость отечественной хирургии. И в народе у Института Вишневского добрая слава: считается (и справедливо), что плохие врачи здесь попросту не работают. Именно поэтому пациенты охотно доверяют себя не только заслуженным ветеранам медицинского поприща, но и молодым специалистам, окончившим вуз несколько лет назад.

О долгом и осознанном пути в профессию, о специфике работы, о трудовых буднях хирурга мы побеседовали с одним из молодых врачей Института хирургии им. А.В. Вишневского – Давидом ГОРИНЫМ.

— Давид, почему вы решили стать врачом? Это была мечта детства?

— Все произошло само собой. В какой-то момент захотелось освоить эту профессию. Ну, может быть, на выбор повлияло то, что мой отец тоже врач. Но хирургию я выбрал сам, изначально, с первого курса. Все остальное казалось неинтересным.

— Вы поступили в медицинский вуз сразу после школы или предпочли сначала получить образование в колледже?

— Сначала я поступил в школу, где были старшие классы с медицинской специализацией. Нам читали лекции на базе института, и к моменту окончания школы мы в вузе уже были как бы «свои». У нас была практика по уходу за больными, не самая тяжелая, но черновая работа. Постепенно задания усложнялись. Потом я сдал экзамены в бывший Первый медицинский институт — ныне это Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова. После вуза поступил в ординатуру в Институт хирургии им А.В. Вишневского, теперь там же прохожу аспирантуру.

— Правда ли, что студенты-медики – особая каста, где каждый обязан блестяще учиться? Экономист может себе позволить ошибку, а вот хирург…

— Важны не столько оценки в зачетке, сколько основная цель – стать настоящим профессионалом. Я окончил институт с красным дипломом, но, справедливости ради, надо сказать, что к некоторым предметам отношение было формальное: выучил и забыл. Однако предметы, имеющие непосредственное отношение к твоей будущей профессии, ты обязан не просто выучить на «отлично», но и безупречно в них разбираться и уметь применить на практике. Трудность в том, что шесть лет в мединституте мало дают именно с точки зрения практики. Основная задача вуза — дать теоретическую основу, базу, научить студентов учиться. Но определенные вещи все равно придется осваивать самостоятельно, в ходе практики, под руководством опытных наставников.

— Расскажите о начале вашей врачебной деятельности…

— У хирургов есть свое разделение на более узкие направления — кардиохирургия, травматология, пластическая хирургия и т.д. Я занимаюсь абдоминальной хирургией, то есть хирургией органов брюшной полости. Формально медицинская специализация начинается после шести лет обучения на врача общей практики: два года ординатуры по специальности. Но осваивать практическую сторону профессии я начал уже с третьего курса института — с дежурств, с роли помощника, ассистента. Любой хирург может пересчитать по пальцам и назвать поименно своих непосредственных наставников и учителей. Мне повезло в том, что я учился у настоящих мастеров своего дела.

— Не секрет, что платных медицинских услуг, в том числе и в хирургии, становится все больше. Почему некоторые операции стоят так дорого?

— Действительно, есть платные операции, для проведения которых требуются большой набор специальных одноразовых инструментов, особое оборудование, которое наше государство, к сожалению, оплатить в нужном объеме просто не в состоянии. Но, цена на услуги растет, не потому, что врач хочет звонить по Vertu или ездить на бентли. Именно для снижения издержек пациентов разработаны программы медицинского страхования. Но государственная система страхования, к сожалению, все равно не может покрыть все расходы на стационар, лечение и собственно оперативное вмешательство. Несовершенство системы отражается и на больных, которые не могут себе позволить лечения на нужном уровне в рамках госстрахования, и на врачах, которые не могут просто спокойно делать свое дело, не тревожась за свое будущее и семью.

— Вы лично знакомитесь с пациентами перед операцией, общаетесь с ними? Ведь ложиться «под нож» всегда страшно…

— Для человека это совершенно нормально — бояться хирургического вмешательства. Поэтому с пациентом нужно не только знакомиться, но и вести его, готовить к операции, в том числе и психологически. Лучший способ победить страх — подробно объяснить человеку, что будет происходить во время операции, а также, что будет, если ничего не делать и оставить «как есть». Коллегам тоже нужно разъяснить, почему требуется именно этому пациенту сделать именно такую операцию. Все это неоднократно обсуждается в коллективе. Разумеется, перед операцией тщательно оценивается риск вмешательства, пациентов или их родственников информируют о возможных осложнениях, о шансах на благополучное перенесение хирургического вмешательства, о том, как будет идти восстановление и т.п.

— Для вас все больные равны?

— В определенном смысле, да. Конечно, встречаются люди более «позитивные», которым хочется уделить больше внимания, с ними бывает приятнее общаться, но вне зависимости от характера человека ему должна быть оказана вся необходимая и возможная помощь.
Сложнее бывает общаться с родственниками, чем с больными. Человек, не являясь медиком, не всегда адекватно понимает, что происходит с его ребенком, мамой или женой, с чем могут быть связаны послеоперационные осложнения. Помогает в таких ситуациях спокойное разъяснение хода событий: почему так получилось, что к этому привело, чем это закончится. Компетентные объяснения обычно внушают доверие.

— Значит, не стоит бояться «умереть под ножом»?

— На операционном столе больные умирают редко, это единичные случаи. В то же время бывают операции, после которых осложнения могут возникнуть даже через 8-10 дней после вмешательства. Иногда, к сожалению, они оказываются фатальными. Конечно, любой врач, и я в том числе, сделает все от него зависящее для спасения больного. Но наши возможности не безграничны. Каждый случай неблагоприятного исхода операции подробно рассматривается на конференциях на предмет поиска врачебных ошибок (если они были) и новых путей действий в подобных ситуациях. Врач, готовящийся к оперативному вмешательству, должен четко представлять, что, как и зачем нужно делать. Только полностью оценив все факторы, взвесив все «за» и «против», можно приступать к операции. Так и поступают все нормальные хирурги.

— Посоветуйте, как выбрать «своего» специалиста, если речь идет об операции?

— Конечно, решающий фактор — это доверие. Можно начать свой выбор с тех, кто имеет степень кандидата или доктора наук. Но в нашей среде есть врачи без ученых степеней, оперирующие на очень высоком уровне, в то же время есть весьма посредственные хирурги, обладающие ученой степенью. Имеет смысл поинтересоваться практическим опытом врача, его авторитетом в коллективе, в каком учреждении он постоянно работает — есть такие лечебные учреждения, в которые плохие врачи не попадают. И уровень профессионализма подтверждается не только официальными регалиями, но и рекомендациями, отзывами успешно прооперированных пациентов. Метод «сарафанного радио» работает в отношении хирургов точно так же, как в отношении других врачей.

— Как строится обычный день практикующего хирурга в Институте Вишневского?

— Обычно рабочий день начинается в 7.30 утра, с обхода своих больных. На утренней «пятиминутке» в отделении проводится обсуждение больных, которые нуждаются в определенных процедурах и лечении. Далее обсуждаются истории больных, которых готовят к операции. Затем проводится большая конференция института, на которой присутствуют представители всех отделений. Там могут задать вопрос любому из участников по его пациенту, истории болезни, попросить изложить свои соображения по операции. Ну и, конечно, по графику проводятся сами операции.

— Как вы справляетесь с усталостью, ведь работа очень тяжелая и ответственная?

— Усталость ощущается только после завершения операции. В процессе ты полностью сосредоточиваешься на своих действиях. Ведь в ходе самой обычной плановой операции может случиться нечто незапланированное. Например, неожиданно открывшееся сильное кровотечение, когда нужно быстро сориентироваться и предотвратить дальнейшую кровопотерю. Очень важно в любой ситуации сохранить спокойствие, профессионально справиться с возникающими трудностями и успешно завершить операцию — только когда все уже позади, в голову приходят мысли об отдыхе. Но, надо сказать, чувство удовлетворения от хорошо выполненной работы с лихвой компенсирует усталость.

— Что вы могли бы порекомендовать молодым людям, которые только начинают свой путь в профессию врача? Какими качествами нужно обладать, чтобы стать успешными в хирургии?

— На мой взгляд, хорошему хирургу обязательно должны быть присущи хладнокровие и умение адекватно оценивать ситуацию, он должен быть собранным, целенаправленным, «упертым» в своем стремлении достичь профессионального мастерства и совершенствовать его. В медицине постоянно появляется что-то новое — техника, материалы, методы, лекарства. И постоянно нужно совершенствовать свои знания и навыки. Только тогда все будет хорошо получаться. И еще одно качество, которым, как мне кажется, должен обладать хирург, — это умение учить. Каким бы высококвалифицированным специалистом ни был он сам, передать свой опыт последователям – одна из его обязанностей. Я полагаю, перед хирургом стоят три основные задачи: научиться (и постоянно продолжать учиться!) самому, научить правильно работать средний медицинский персонал и конечно же растить собственных учеников, передавать им накопленные знания и умения.

По материалам \»Южные горизонты\»

Добавить комментарий

(*) Required, Your email will not be published